Партия Диктатуры Пролетариата Стачком Самары Газета забастовка    Главная
Начальная
страница
 ЧаВо
Вопросы
и ответы
 Разделы
Наши
темы
 Ссылки
Каталог
сайтов
 Файлы
Каталог
программ
 Форум
Форумы
поддержки
  Логин: Пароль:

Вступайте в Рабочую партию

  Поиск:  
Фотогалерея

English

Rambler's Top100

Лидер партии ПДП
Григорий Исаев. Основатель Партии Диктатуры Пролетариата
Григорий Исаев.
Программа партии ПДП
Интервью Гр. Исаева - 146мб


· Главная
· Актуальные темы
· Архив новостей
· Газета "Забастовка"
· Голосования
· Гостевая книга партии
· Информер - Новости
· Карта портала
· Каталог файлов
· Личное сообщение
· Личный кабинет
· Мини чат
· Рекомендовать нас
· Статьи
· Форум партии ПДП

Голодовки
Григорий Исаев
Забастовки
Новости ВАЗа
Новости Самары
Новости Тольятти
Партия ПДП
Политика
Пресса о нас
Профсоюзы
Разлацкий А.Б.
Революция
Стачка
Стачком Самары

www.proletarism.org
А это первый сайт ПДП о забастовках и Революции. Политическая Партия Диктатуры Пролетариата. Программа ПДП. Новости и политика. Чат, форум, фото, почта. Знакомство с работами Разлацкого. Пролетаризм. Стачком Самары. Бесплатно объявления из России: Самара, Москва. Исаев. Пролетаризм. proletarism stachkom Газета
RussianEnglishFrench
SpanishGermanFinnish

Ваш E-mail:

Тип подписки:

Формат подписки:


Добавить новость
Добавить ссылку
Добавить файл
Skype Me™!
Мой статус


Партия ПДП: НА ЧЁМ СТОИМ…

Григорий Исаев     Всё было бы не так уж худо с нами и теми, кто разделяет идеи “Второго коммунистического манифеста” (ВКМ), откажись мы, самарцы, от следующих вещей:
    – от тезиса, что невозможен социализм с наличием правящей партии;
    – от термина “пролетаризм”, как более точного в сравнении с традиционный термином “социализм”;
    – от названия: “Партия Диктатуры Пролетариата” – по той же причине;
    – от оценки строя в бывшем СССР как феодального, а не социалистического (именно строя, режима, а не общественно-экономической формации);
    – от идеи создания Всероссийского стачкома;
    – от лозунга “Вся власть Рабочим Советам-стачкомам!”;
    – и, наконец, от “сомнительного” лозунга “Все начальники – сволочи!”
    Откажись самарцы от этих своих заблуждений, и с ними вполне можно было бы ладить, – примерно так думают те, кто достаточно хорошо знаком с нами.
    По каждому из пунктов мы не однажды уже вели разговор с товарищами, но, всё это было рассеяно во времени и касалось несвязанных друг с другом проблем. На сей раз, мы решили собрать воедино данные пояснения с целью представить наши позиции, идеи как общую систему взглядов, что поможет, надеемся, разрешить многие сомнения и недоразумения.
    Являясь на практике всегда непосредственными участниками борьбы, мы заранее проверяем, как воспринимаются наши идеи, лозунги, листовки именно в бригадах, цехах, заводах. То есть проверяем их на состоятельность у тех, кому и предстоит воплощать идеи в своих коллективных действиях во время забастовок, митингов и т.п. Говорим это затем, что все без исключения идеи, о которых пойдёт речь ниже, необходимую проверку у рабочих прошли и проходят успешно.
    Выдержали идеи и испытание временем. Мы достаточно широко известны с лета 1998-го года – со времени Рельсовой войны, с шахтёрского пикета на Горбатом мосту в Москве, но своё начало, свою родословную ведём с 80-х годов прошлого столетия. То есть идеи, отражённые в названии “Партии Диктатуры Пролетариата”, в термине “пролетаризм”, в оценке строя в СССР воспринимаются рабочими (в отличие от интеллигенции!) как верные, как свои уже более четверти века.
    Итак.

1. Все начальники – сволочи!

Что есть лозунг? Лозунг есть в самом сжатом, выразительном виде высказанная идея. Чем полнее, точнее лозунг согласуется с сознанием и чувствами людей, тем мощнее его организующее действие.

Лозунг про начальников никого не оставляет равнодушным. Публика мгновенно просыпается, приходит в движение, температура повышается, люди соглашаются, возражают – они живые! Это многого стоит. Абсолютное большинство горячо приветствует сию не очень-то нормативную лексику, хотя и понимает, что не все начальники сволочи. Ясно, что речь не о каждом отдельном начальнике, а о вместе взятых как о власти, о хозяевах в целом. До чего же смешны и нелепы те немногие, кто искренне, из лучших побуждений убеждают нас, что лозунг не верен, ошибочен, вреден. Очень рекомендуем всем использовать наших “сволочей” – нам не жалко.

2. Вся власть стачкомам, или что такое Советская власть.

Забастовка, стачка – оружие пролетариата. По своему организующему, объединяющему действию выше забастовки сегодня у рабочих нет ничего, в ней по-настоящему растёт классовое сознание рабочих. Вот почему “Вся власть стачкомам!” есть лозунг подлинно революционный, означающий то же самое, что и “Вся власть Советам!” в начале прошлого века. Смотрите сами.

В мае 1905-го года в городе Иваново-Вознесенске (родине первых Советов) вспыхнула общегородская стачка ткачей. Для координации действий фабрично-заводских забастовочных комитетов был создан Совет рабочих депутатов из представителей бастующих предприятий (по сути, городской стачком). Это был громадной важности шаг! Известно, что оружием хозяев против забастовщиков являются локауты плюс политика “разделяй и властвуй”. Так вот Совет не дал хозяевам расколоть единый фронт бастующих: им пришлось вести переговоры не с каждым отдельным предприятием, а с Советом, который выдвинул и отстаивал единые рабочие требования. Более двух месяцев Совет фактически был властью в городе, порядок в нём обеспечивала не полиция, а рабочие дружины.

Так просто и естественно родилось гордое слово СОВЕТЫ! Но если бы бастующие созвали тогда не Совет, а, скажем, рабочее вече, то и власть по названию была бы не советская, а вечевая. А если бы собрались, например, потолковать, как быть и что делать, то и власть по названию была бы, извините, толковая. Но в любом случае это была бы твёрдая, не знающая сомнений, рабочая власть, или, что то же самое, диктатура пролетариата (это латынь, так понятнее рабочим всего мира).

Но советы – это устройство, форма власти, а форма, как известно, не всегда может соответствовать, заключённому в ней содержанию. То есть, чтобы советы действительно выражали волю и интересы рабочих, выборы в них должны происходить по производственному принципу. Избраны же в советы при этом, могут быть не только рабочие, кого изберут тому и быть в советах. Но вот правом избирать, правом голоса в социалистическом пролетарском обществе должны обладать только и исключительно пролетарии. Именно так проходили выборы в первые годы после революции, и тогда с советами всё было в полном порядке, ибо любой из избранных, если только забывал, кем и на что он поставлен, изгонялся из советов немедленно и без всяких проблем.

Сегодня намертво забыто, что свержение царизма, Февральская революция 1917-го года произошли не благодаря усилиям большевиков, эсеров, кадетов…, а под напором двухсоттысячных забастовок рабочих Петрограда. События, начавшиеся 23-го февраля, развивались так стремительно, что уже 27-го февраля, собравшиеся в Таврическом дворце представители бастующих заводов (члены тогдашних стачкомов) вместе с посланцами солдатских комитетов частей Петроградского гарнизона, создали Совет рабочих и солдатских депутатов (Петросовет). Он стал первым рабочим, наряду с Временным буржуазным (период двоевластия) правительством России. В Октябре, после взятия Зимнего Дворца, власть полностью перешла к Петросовету, который и сформировал Совет Народных Комиссаров во главе с Лениным.

А вот и наша собственная новейшая история: массовые забастовки горняков жаркого лета 1989-го года в СССР. С изумлением и растерянностью писали тогда советские газеты, что в шахтёрских городах и посёлках исчезла преступность, что повсюду образцовый порядок, а милицию всю можно отправлять в отпуск. Наибольшей же неожиданностью явилось то, что из рабочей среды выдвинулись самые блестящие организаторы и масс и производства, а местные советы, обкомы, горкомы, профкомы…, не знали куда деться, в какую щель забиться, – лишь бы перетерпеть, переждать накал забастовок. А их отстраняли от должностей, лишали голоса, гнали с трибун, переизбирали на месте…

Так обстоят дела, когда власть в руках бастующих, в руках стачкомов. Не правда ли, есть чему позавидовать, над чем задуматься? Например, над тем, что советская власть (а значит, и социализм) родились в России естественным путём как забастовочная рабочая власть, которую Ленин называл “государственной формой диктатуры пролетариата, найденной самими массами в революционной борьбе”.

Заглянем не надолго в историю, – она поразительно перекликается с нашим временем. Вот, что писал Маркс по горячим следам о Парижской Коммуне:

Коммуна изумительно преобразила Париж! Распутный Париж Второй империи бесследно исчез. В морге ни одного трупа, нет ночных грабежей, почти ни одной кражи. Улицы Парижа впервые стали безопасны, хотя на них не было ни одного полицейского.

Кокотки последовали за своими покровителями. Вместо них на передний план выступили истинные парижанки, такие же героические, благородные и самоотверженные, как женщины классической древности. Трудящийся, мыслящий, борющийся, истекающий кровью, но сияющий вдохновенным сознанием своей исторической инициативы Париж почти забывал о людоедах, стоящих перед его стенами, с энтузиазмом отдавшись строительству Нового общества!” (т. 17, стр. 352).

А вот что мы читаем у Энгельса:

В последнее время (1891г.) социал-демократический филистёр (обыватель) опять испытывает страх при словах: диктатура пролетариата. Хотите ли знать, милостивые государи, как эта диктатура выглядит? Посмотрите на Парижскую Коммуну. Это была диктатура пролетариата” (т.22, с.201). Сегодня Энгельс добавил бы: “И на Октябрь 1917-го года, и на июльские 1989-го года забастовки шахтёров в СССР – это тоже была диктатура пролетариата”.

Как видим, ничего страшного, жуткого в рабочей (советской) власти нет. В самом общем виде “Диктатура пролетариата – это такая система общественных отношений, такая государственность, такая экономическая, правовая, духовная и какая угодно основа общества, при которых воля пролетариата как класса (единого целого) исполняется неукоснительно” (Программа ПДП). Вот почему сегодня, как и век назад, забастовочные стачечные комитеты, есть начало, фундамент подлинной Советской власти, истинного социализма, или, как мы говорим сегодня, пролетаризма.

Из сказанного, наверное, ясно, зачем нужен и из кого должен формироваться Всероссийский стачком. ВСК – это руководящий центр забастовочной борьбы, будущий штаб революции. Его задача привести рабочее движение от стихийных, идущих повсюду забастовок с экономическими требованиями к организованной борьбе класса с чёткими политическими лозунгами и требованиями:

РАБОЧИЙ КЛАСС, ОРГАНИЗУЙСЯ!

ДОЛОЙ ДУМЫ И ПРЕЗИДЕНТВ!

ВСЯ ВЛАСТЬ РАБОЧИМ СОВЕТАМ-СТАЧКОМАМ!

ДА ЗДРАВСТВУЕТ НОВЫЙ ОКТЯБРЬ!

Дальше в жизни должна выстраиваться уже такая логическая последовательность: Рабочие СоветыСтачкомыРевкомы. И обратно, ибо это одни и те же рабочие организации только в различные по остроте моменты борьбы.

Так должно было быть при социализме.

В Советском Союзе всё было иначе.

3. Строй в бывшем СССР, и во что он превратился

в результате перестройки.

Исторически сложилось так (почему – разговор ниже), что рождённая Октябрём 1917-го года диктатура пролетариата, а значит и социализм, в СССР должны были, рано или поздно, потерпеть неминуемое поражение. Этого не могла предусмотреть существовавшая на тот момент марксистская теория, ибо сама является продуктом осмысления революционного опыта пролетариата. Таким грандиозным, совершенно бесценным опытом является в начале подлинный триумф… и абсолютный, в конечном счёте, крах всего послеоктябрьского социализма. Выявить причины, извлечь уроки из исторического поражения пролетариата – вот главная задача теории, каждого, кто считает себя марксистом.

Мы себе это представляем так.

Контрреволюционный переворот в СССР произошёл не в конце 80-х – начале 90-х (горбачёвская перестройка), а много раньше. Причём не в виде открытого путча или восстания буржуазии так, чтобы это было видно и понятно всем, – а тихо, бесшумно, весьма растянуто во времени и таким неожиданным путём, что этого никто не заметил. В результате даже после полного завершения переворота (время правления Хрущёва), Советский Союз по инерции продолжал восприниматься всеми как социалистическое государство, хотя социалистического в нём, кроме названия и вывесок мало, чего уже оставалось. Об этом подробно говорится во “Втором коммунистическом манифесте” А.Б. Разлацкого. В частности:

“…Контрреволюционный переворот произошёл. При глубоко капиталистической сущности порождённого им общественного уклада форма общества, его структура приобрели весьма своеобразные черты. Отношения Администрации (см. “Кому отвечать?”, А.Б. Разлацкий) и трудящихся моментально деградировали до уровня феодальных. Полновластие в распределении благ, полновластное владение всем народным хозяйством освободило Администрацию от угрозы какого бы то ни было конкурентного экономического давления, – а значит, стала не нужна погоня за максимальной прибылью и сопутствующее ей развитие производства.

Беспокойство Администрации свелось к тому, чтобы её крепостные могли хоть как-то прокормить себя, обеспечить воспроизводство рабочей силы.… Неизбежная борьба за распределение благ в самой административной среде в силу этого носит мелкобуржуазный, крохоборный характер, когда ради копеечной личной выгоды гробятся миллионы и миллионы, именно потому, что они “ничьи” и в личную собственность превратиться не могут. Это неестественное положение чревато неизбежными кризисами, разрешение которых всякий раз шаг за шагом ведёт к обнаружению и узаконению капиталистической сущности, то есть к приведению формы в соответствие с содержанием. Эта странная, не наблюдаемая ранее форма капитализма вводит в заблуждение многих – и в стране, и за её пределами…. ” (ВКМ, гл. III)

Так было к 1979-му году – времени написания Манифеста. К концу 80-х годов общий (т.е. экономический, политический, социальный) кризис в СССР обострился на настолько, что уже как воздух требовалась замена феодальной надстройки на капиталистические отношения, чем и явилась горбачёвская (буржуазная) перестройка. Но если наши марксисты, коммунисты, троцкисты… воспринимают перестройку как подлые происки ЦРУ, предательство компрадоров…, то для нас такой поворот от феодальных отношений к буржуазным есть шаг, несомненно, революционный, ибо только за буржуазной революцией может следовать революция пролетарская. Перестройка для пролетариата явилась не переменами в базисе: он как не был у власти, не был хозяином средств производства, так им и остался. Перестройка – это коренные изменения именно в надстройке: в правовой, законодательной, идеологической, духовной сферах жизни общества.

В такой оценке мы резко расходимся со всеми, кто, так или иначе, причисляет себя к сторонникам социализма, коммунизма. Правда, это касается исключительно интеллигенции! От рабочих за четверть века мы ни разу (ни разу!) не встретили возражений против оценки, строя, власти, режима в бывшем СССР как откровенно феодальных. Поясним это на примере.

Предположим, где-то сегодня происходит фашистский переворот. Ясно, что там останутся прежние хозяева, на чьих заводах (как и вчера) будут работать наёмные рабочие. Вопрос: так ли уж важно, что капитализм (как общественно-экономическая формация) остался цел и невредим? Или куда всё-таки важнее то, что с момента переворота пролетариат и общество погрузится в ночь коричневого террора?

Или представим на минуту, что рабы в Древнем Риме работали на плантациях, в каменоломнях не вручную под палящим солнцем, а на самой современной технике с кондиционерами, электроникой…, но при этом были бы прикованы к ней цепями и, как в древности, свистел над ними бич надсмотрщика. Скажите, многое ли бы изменилось в положении рабов от таких технических, технологических перемен?

Точно так же, только в положении крепостных, находились рабочие и вообще трудящиеся в СССР, а секретари обкомов, горкомов, райкомов КПСС…, были удельными князьями, наместниками, настоящими феодалами каждый на своём уровне. Вот почему горбачёвская перестройка есть аналог Февральской (буржуазной) революции 1917-го года. А с полным её завершением: с запретом КПСС (коллективного феодала общества) в августе 1991-го года, Россия, как и в начале ХХ-го века (после свержения царизма), вновь начала свой путь от Февраля к Новому Октябрю....

Может показаться странным, но в ХХ-ом веке ни в одной из стран социалистического направления нигде не было подлинного социализма, истинной диктатуры пролетариата. Везде, захватив власть, партии становились правящими. Выстроенные и внутри себя по строгому вассалитету, они выдвигали, ставили над собой ещё и монархов-вождей: Сталина, Мао, Тито, …. Феодальная система управления обществом становилась неизбежной, неотвратимой, дальше всё зависело только от качества партий и вождей, их преданности интересам пролетариата. Это был усечённый, неполноценный социализм, он оказался нежизнеспособен. Жизнеспособным, победоносным может быть социализм только классово-пролетарский, в котором решающее слово всегда и во всём будет за объединёнными, организованными рабочими – в цехе, заводе, городе и стране!

Лишь с высоты нашего времени возможно осознать, что революционный1917-й год для истории в целом оказался 1905-м годом, т.е. прологом, «Генеральной репетицией» перед новой Великой волной пролетарских революций, после которой провала в прошлое уже не будет. Вся история классовых битв пролетариата вообще есть сплошная цепь из побед, порой блистательных, как Парижская коммуна и наша Октябрьская революция, и следующих за ними столь же сокрушительных поражений. Но каждый этап этой исполинской борьбы поднимал и продолжает поднимать пролетариат на новую высоту, вооружая его бесценными знаниями для побед в следующих битвах.

4. Социализм есть пролетаризм!

И Маркс и все верные ему последователи считали, что:

Социализм есть объявление непрерывной революции, классовая

диктатура пролетариата (курсив Маркса) как необходимая переходная ступень к уничтожению классовых различий вообще, к уничтожению всех производственных отношений, на которых покоятся эти различия, к уничтожению всех общественных отношений, соответствующих этим производственным отношениям…”. (Соч. т.7, стр. 30).

Не ясно ли из этого, что социализм есть, прежде всего, твёрдая рабочая власть, что всё остальное в нём может и должно вырастать, выстраиваться только из неё? Вся историческая полоса перехода общества от капитализма к коммунизму это “эпоха непрерывной внутренней борьбы между поверженным, но не уничтоженным старым миром и победившим, но слабым, только ещё вступающим в жизнь коммунизмом” (Ленин, т.39, стр. 271). История также показала, что капитализм оказался настолько живуч, что уже после победы революции, после утверждения социализма он, спустя десятилетия, в бесшумной, “мирной” борьбе не просто взял реванш, а ещё опорочил, осквернил идею, убил саму веру в возможность изменить мир. В этом есть самая страшная его работа.

Аналогов трагизма положения нашего рабочего класса в прошлом нет. Никогда пролетариат ещё не был так брошен, предан всеми. Бывали времена тяжкие, лютые, но мысль, что рано или поздно, но “Мы наш, мы новый мир построим!” никогда не угасала в сознании рабочих, что само по себе играло огромную организующую роль. Сегодня потеряны ориентиры, утрачены идеи, исчез смысл борьбы, воля и сознание пролетариата парализованы тем, что предательство состоялось, кажется, уже со стороны самой истории. Рабочие в массе своей совершенно деморализованы, дезориентированы.

Престарелый У. Черчилль где-то заметил: “Чтобы построить социализм, нужно выбрать страну, которую не жалко”. Уинстон, конечно, патологически ненавидел социализм, но в оценке того, что творилось на его глазах под флагом “социализма-коммунизма”, во многом был прав. Как, например, объяснить, что в течение всего XX-го века под красивой вывеской социализма спокойно существовали какие угодно реакционные режимы, вплоть до людоедских (были и такие в 70-х годах в Африке!), только не сама рабочая власть? Есть нечто сатанинское в том, что даже у чудовищного выродка Гитлера была не какая-нибудь, а “Национал-социалистическая рабочая партия”. Сегодняшние фашисты Швеции объединены в “Национал-социалистический фронт”; в Сирии, Ираке, других странах Ближнего Востока существуют партии БААС – “Партии арабского социалистического возрождения”; в Ливии у Муаммара Каддафи “Арабская социалистическая Джамахирия”…. Сколько же на свете социализмов – где настоящий?

Удивительная вещь социализм: он всё стерпит, всё прикроет. Почему? Не потому ли, что сам термин страдает неким скрытым дефектом, позволяющим себя использовать одновременно и коммунистам, и фашистам, и феодалам с людоедами?

Чтобы разобраться, обратим внимание, вот на какую очевидную историческую закономерность. Когда хозяевами в обществе были рабовладельцы – это было рабовладельчество, когда феодалы – феодализм, капиталисты – капитализм: по хозяину, по господствующему классу, именуется и всё общество, вот, что важно!

Минуло полтора столетия и теперь уже мы должны признать, что термин “социализм” неточен, а неточен, значит, неверен. Отсюда и масса проблем с ним. “Пролетаризм” же, напротив, подчёркивает, что в классовом социалистическом обществе властвовать должны не партии (пусть и трижды пролетарские), не вожди (даже беззаветно преданные пролетариату), не государство – НЕТ! Власть должна находиться в руках самих организованных рабочих, организованного в класс пролетариата: власть политическая и экономическая, власть в центре и на местах, власть абсолютная, ни с кем неделимая!

Пролетариат единственный класс, чьи интересы полностью совпадают с интересами всего общества. Даже завоевав власть, становясь хозяином, он остаётся при этом классом производящим, не могущим жить за чужой счёт. Наоборот, без его труда не выжить обществу: все необходимые материальные блага для его существования пролетариат производит один, а потребляют их все. Чтобы освободится от такого полурабского положения, пролетариат, как никто другой, заинтересован в исполнении Основного закона социализма, в “Распределении труда и продуктов производства, стимулирующем рост общественного благосостояния и общественного сознания”. (ВКМ, гл. II). Только эта дорога ведёт общество в достойное его коммунистическое будущее, где люди в решении общих проблем будут участвовать “Каждый по способностям!...”и своими руками и своей головой. Так было на заре человеческой истории. Не назад, а вперёд к природе!

Полная формула коммунизма звучит так: “Каждый по способностям, каждому по потребностям!” Крушение природных коммунистических отношений произошло из-за экономической слабости первых общин. Двигаясь по истории, перешагивая из формации в формацию, человечество гигантски развило первобытные производительные силы (камень и палку) в современную промышленность, индустрию. Уже сегодня, практически, возможна реализация второго принципа коммунизма: «… Каждому по потребностям!» Но остаётся утраченным первый, необходимый принцип коммунизма. Послеоктябрьский социализм был исторической попыткой восстановить его на новой экономической основе.

Коммунизм – это цель, а пролетаризм (рабочая власть) – дорога к цели. Но чего стоит цель, пусть даже и великая, без верной дороги к ней? Встанем на верную дорогу, дойдём до цели, нет – снова жестоко опрокинемся в прошлое. Фонетика, само звучание нового слова не дадут никому забыть, что за власть, что за строй в Новом обществе, а главное – кто в нём Хозяин.

5. Партия Диктатуры Пролетариата

Возьмём на себя смелость заявить, что все существовавшие и существующие теперь названия рабочих, революционных, марксистских, социалистических, коммунистических… партий не точны и не верны. Единственно точным названием является “Партия Диктатуры Пролетариата”. Например, ПДП России, ПДП Соединенных Штатов, Украины, Китая….

Если читатель помнит, то молодые Маркс и Энгельс уже в “Манифесте Коммунистической партии” (1848 г.) провозгласили главной задачей коммунистов “организацию пролетариата в господствующий класс”. Дальше они, как и Ленин, не уставали повторять и разъяснять, что только через революционную диктатуру пролетариата возможно придти к бесклассовому самоуправляемому (без государства) обществу. Название Партии Диктатуры Пролетариата наиболее точно выражает собой эту великую идею. Главная задача такой партии – это поддержание активного, осознанного отношения рабочих к жизни, поддержание постоянной готовности пролетарских масс к коллективным действиям в защиту своих, а значит, и общественных прав и интересов.

Марксизм учит, что рабочие сильны лишь тогда, когда организованы и твёрдо знают, чего хотят. А это достижимо только при наличии у класса своей, им созданной, ему служащей партии: “Без партии пролетариат – гигант в цепях”. Но из чего и откуда следует, что партия для выполнения своих задач непременно должна владеть государственной властью, быть правящей? Как-то ускользает от внимания нынешних “марксистов” один важный факт из истории Октябрьской революции, факт, что в Совет Народных Комиссаров (Правительство Советской России) поначалу вместе с большевиками входили ещё и левые эсеры. Почему РСДРП (б) сразу не захватила власть единолично, ведь в письме к ЦК партии (сентябрь 1917 г., канун Октября), озаглавленном: “Большевики должны взять власть”, Ленин ставил именно эту задачу? Не повлияли ли на это условия, обстоятельства, в которых оказались в тот момент пролетариат и общество?

Понятно, что условия могут меняться чрезвычайно, как это было, например, шестого июля 1918-го года, когда левые эсеры, с целью сорвать Брестский мирный договор, убили немецкого посла графа Мирбаха, спровоцировали мятеж. Эсеры тогда предательски ударили в спину советской власти и революции, после чего были выведены из состава Правительства, преданы суду. О чём говорят эти исторические факты? О том, что взятие власти партией фатально ничем извне не предрешено, что всё зависит от конкретных условий революционной ситуации, а значит, сводится к анализу и оценке самих этих условий. Не случайно, будучи материалистами, Маркс с Энгельсом (как и Ленин до 1917-го года) ничего заранее не говорили, не писали конкретного о правящем положении партии. Перелистайте многотомие трудов классиков, – вы этом убедитесь.

Это уже перед нами весь грандиозный опыт послеоктябрьского социализма, говорящий, что правящая партия, намертво сращиваясь с государством, неизбежно сама превращается в административную бюрократическую машину. Она становится ещё и гигантской кормушкой для партаппарата, партчиновников всех уровней и калибров: “пакетные деньги”, “кремлёвки”, закрытые распределители, “телефонное право”, масса других явных и тайных привилегий…. Оторвать коммунистов от такой кормушки можно только с челюстью. Помните невесёлую шутку Михаила Шолохова в “Поднятой целине”, когда его простодушный дед Щукарь, полемизируя с партийным секретарём Макаром Нагульновым, спросил того: “А ты мне, Макарушка, какой портфель дашь, ежели я в партию запишусь?!”… Об эти ПОРТФЕЛИ, в конечном счёте, и споткнулась советская (рабочая!) власть, разбился вдребезги послеоктябрьский социализм.

Духовная, идейная смерть огосударствленной партии неотвратима. Не испытывая никакого контроля, никакой конкуренции партия рано или поздно начинает функционировать в своих собственных интересах, и интересы эти частнособственнические: феодальные, буржуазные – какие угодно, только не пролетарские, не коммунистические. Из руководящей пролетариатом, партия становится правящей, повелевающей им и обществом КОНТОРОЙ. А управлять и руководить – это совершенно разные вещи: “Управлять, значит, координировать действия. Руководить, значит, координировать сознания” (ВКМ, гл. V). Первое есть функция государства, второе – задача партии.

Настоящее оружие коммунистов (сегодня пролетаристов) – это агитация, пропаганда, разъяснение собственных идей, личный пример во всём. Лишь в этом случае в жизнь будут проводиться идеи близкие и понятные массам, – через одобрение, коллективные действия самих масс. И, наоборот, будет отвергаться, отсекаться всё ошибочное, ненужное отсутствием поддержки, равнодушием масс, что явится надёжным классовым контролем за верностью партийных решений.

Именно так жила, так действовала РСДРП (б) до Октября 1917-го года: она тогда не правила, не управляла пролетариатом и обществом, она убеждала, организовывала их. С захватом власти она моментально понесла в себе зерно перерождения. Ленин это видел: он провёл две чистки партии, обмен партийных билетов, учредил РАБКРИН (Рабоче-крестьянскую инспекцию). По его настоянию это, по сути, целое контрольное Министерство было сформировано из «Рабочих от станка, не испорченных (курсив Ленина) партийной и государственной работой». После Ленина с перерождением (уже по-своему) боролся Сталин. После Сталина (тоже по-своему) Мао Цзэдун, вспомните, чем была на деле его “Культурная революция”?... .

Ничего не помогло. Послеоктябрьский социализм гнил заживо.

Не Партия, а организованный пролетариат, сами организованные рабочие должны быть хозяевами жизни – в этом вся идея, вся суть, вся соль, весь смысл социализма (пролетаризма). Обеспечить же это классу может Партия, если только не садится в кресла, не рвётся к власти, к благам сама. Члены партии, это гвардии-рядовые армии пролетариата, не имеющие никаких постов, льгот и привилегий – ни каких и никто, от рядовых до Генсека: “Чтобы вести за собой голодных, надо голодным быть самому” (Программа ПДП).

Новые идеи, как строить НОВУЮ жизнь, рождаются только внизу, но они там не формулируются. Только находясь непосредственно в рядах класса, беспрестанно обращаясь к сознанию пролетариата, черпая из бытия пролетариата его революционные мысли и идеи, и возвращая их в чётком сформулированном виде самому классу, всему обществу, Партия может обеспечить перерастание пролетарской диктатуры в коммунистическое самоуправление.

Почти всё ХХ-ое столетие история затратила на то, чтобы пролетариат осознал истину, что властью делиться ни с кем нельзя! Это должна понять и Партия, в противном случае её ждёт тот же бесславный конец, что постиг некогда легендарную, изумительную по революционности РСДРП (б), которая деградировала, выродилась в чудовищную феодальную КПСС лишь потому, что взяла в свои руки власть. Древние говорили: “Если Боги хотят лишить кого-то разума, они дают ему власть. Это касается отдельных людей и, как показала история, целых партий. “Власть такая привилегия, которая не может испортить, обуржуазить только сам пролетариат!” (ВКМ, гл. V).

Лишь в моменты жестоких испытаний для всего общества (революция, война…) партия может и должна брать на себя всю власть и всю ответственность. Но после победы, после стабилизации положения она должна уйти из власти, оставить государственную машину. Более того, партия должна встать в жёсткую оппозицию к самому государству, ибо оно, пока существует, является “паразитом на теле общества”, аппаратом насилия, подавления одних людей другими, одной части общества другою. За бюрократией, за бесчисленной армией чиновничества нужен глаз да глаз: “Ещё ни один дьявол добровольно не обстригал своих когтей!”

За партией должна остаться только широкая возможность идеологической работы в массах. Скажем, вторые каналы радио и телевидения от центра до последних передатчиков на местах, должны быть партийными. То же самое с печатью, Интернетом…. Не обладая никакими властными, административными полномочиями партия должна иметь реальную возможность обратиться со своим словом к рабочим, всему обществу по любым жизненным проблемам, любым вопросам политики государства.

Диалектичность (двойственность) положения государства при социализме в том и состоит, что оно, с одной стороны, как полномочный управляющий всеми делами общества от имени пролетариата, должно одновременно за все свои действия нести неотвратимую ответственность перед Хозяином – организованным рабочим классом от последней бригады, цеха, завода… до масштабов страны. А это наступит лишь в том случае, если гигантская государственная машина во всех своих звеньях снизу доверху будет под пристальным, неусыпным контролем Партии. Но!

Но контролем не административным, не волевым, а через мобилизацию пролетарских масс на коллективные действия как в отношении любых конкретных чиновников и контор, так и направленные на решительную перестройку государственной системы в целом в соответствии с переменами, происходящими в обществе. Такие периодические встряски государства будут приводить к естественному сокращению численности и функций чиновничье-административного аппарата (отмиранию государства), явятся последовательными этапами преобразования общества на пути к коммунизму. Это будет тем, что Маркс называл “непрерывной революцией”, шаг за шагом освобождающей общество из тисков государства, от оков классовости в направлении к полной самоорганизации и самоуправлению общества. Вот почему нашими главными лозунгами сегодня являются лозунги:

ДА ЗДРАВСТВУЕТ ДИКТАТУРА ПРОЛЕТАРИАТА!

ДА ЗДРАВСТВУЕТ ПРОЛЕТАРИЗМ!

ДОГМАТИЗМ – КЛАДБИЩЕ МАРКСИЗМА

Почти всё прозвучавшее здесь не очень-то укладывается в рамки существующей теории. Тут одно из двух: либо ПДП и Самарский стачком гнут не туда, либо не всё в порядке с самой теорией. “А не слишком ли много берёт на себя эта Самара?” – наверное, вновь с досадой думает про себя читатель.

Может, и так. Только скажите, а что значит, развивать теорию, развивать марксизм? Не означает ли это, что на основе анализа новых исторических условий могут быть получены выводы, отрицающие, опрокидывающие вчера ещё абсолютно верные представления по тому или иному вопросу? Известен классический пример такого “крамольного” развития марксизма Лениным, когда он, “опровергая” Маркса, пришёл к выводу о возможности победы социализма в одной отдельно взятой, причём не самой развитой в промышленном отношении, стране. Это действительно противоречило тому, что было сказано на этот счёт в своё время Марксом и Энгельсом.

Не подлежат пересмотру, ревизии только коренные положения марксизма, такие как учение о государстве, о классовой борьбе, диктатуре пролетариата, ибо отрицание хотя бы одного из них неизбежно влечёт за собой отрицание учения в целом. Но где вы прочитали, или от кого слышали, что стерильными, неизменными являются приёмы борьбы, лозунги, терминология или представления о роли и месте Партии в социалистическом пролетарском обществе?

Уходящий Энгельс говорил: “Наша наука – не догма, а руководство к действию”. Это повторяет и Ленин в “Государстве и революции”:

В массовом революционном движении, хотя оно и не достигло цели, он видел громадной важности шаг вперёд всемирной пролетарской революции, шаг практический более важный, чем сотни программ и рассуждений. Анализировать этот опыт, извлечь из него уроки тактики, пересмотреть на основании его свою теорию – вот так ставил свою задачу Маркс”.

Какие же выводы должны сделать мы из 70-ти лет всемирного опыта побед и поражений пролетариата, если 70 дней Парижской Коммуны дали так много, что на основании её опыта Маркс с Энгельсом внесли существенное уточнение в Манифест Коммунистической партии? А ведь Манифест – это система принципов! Вот что значил для гениев даже короткий, в масштабах одного города революционный опыт пролетариата.

А для нас?

Догматизм нынешних марксистов” чудовищен. Это о них говорил Маркс: “Мёртвые хватают живых”. Приглядитесь к современной марксистской литературе: это же бесконечное пережёвывание тысячу лет известного: кроме перепевов старых мотивов, кроме “уничтожающей” критики прошлых и нынешних отступников от идеи, да обильных цитат из классиков, ничего в этой литературе нет.

В связи с чем, прошу товарищей высказаться по любым из наших “заблуждений”. Покажите и докажите, где наши взгляды противоречат жизни, марксизму. Только сделайте это с опорой на факты, на опыт новейшей истории, а не так: мол, “Самара не права, потому что Маркс говорил; Энгельс указывал; Ленин писал; Троцкий обличал; Сталин утверждал; Мао завещал…” Подобную аргументацию способен выдать и примитивный компьютер.

Г. Исаев, август 2011 г.



Разместил: viktor [23/10/2011]

 
· Больше про Григорий Исаев
· Новость от viktor


Самая читаемая статья: Григорий Исаев:
БУНТАРИ СОВЕТСКОГО ПЕРИОДА 11/08/2005 Волжская Коммуна


Средняя оценка: 0
Ответов: 0

Пожалуйста, проголосуйте за эту статью:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо



 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу


Связанные темы

Григорий Исаев


Архив статей  ::  Добавить новость ::  Контакт с автором ::  Рекомендовать Нас

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke по-русски
Главная | Содержание | Форум партии ПДП | Поиск | Файлы | Ссылки | Написать нам | Чат | Гостевая книга | RSS |


Штаб революции в интернете: http://proletarism.ru | http://proletarism.org | http://stachkom.org|
Для писем: 443074, Россия, город Самара, улица Мориса Тореза, дом 71, кв.77. Котельников Виктор Алексеевич.
Сот.тел. Штаба революции: +79608326083 - Григорий Исаев - лидер партии ПДП. isaev43@mail.ru Skype: Isaev-samara
E-mail Штаба революции: proletarism@mail.ru

ICQ 99936914 | ICQ 36931513 | ICQ # 221592473 ICQ # 585331359

Webmaster: Сот.тел: +79277373744, 13-13@mail.ru. Skype: proletarism

Продвижение сайта
рублей Яндекс.Деньгами
на счёт 4100192966440 (proletarism.ru)

PHP-Nuke
Открытие страницы: 0.60 секунды
The Russian localization - project proletarism.ru