Партия Диктатуры Пролетариата Стачком Самары Газета забастовка    Главная
Начальная
страница
 ЧаВо
Вопросы
и ответы
 Разделы
Наши
темы
 Ссылки
Каталог
сайтов
 Файлы
Каталог
программ
 Форум
Форумы
поддержки
  Логин: Пароль:

proletarism@mail.ru

  Поиск:  
Фотогалерея

English

Rambler's Top100

Лидер партии ПДП
Григорий Исаев. Основатель Партии Диктатуры Пролетариата
Григорий Исаев.
Программа партии ПДП
Интервью Гр. Исаева - 146мб


· Главная
· Актуальные темы
· Архив новостей
· Газета "Забастовка"
· Голосования
· Гостевая книга партии
· Информер - Новости
· Карта портала
· Каталог файлов
· Личное сообщение
· Личный кабинет
· Мини чат
· Рекомендовать нас
· Статьи
· Форум партии ПДП

Голодовки
Григорий Исаев
Забастовки
Новости ВАЗа
Новости Самары
Новости Тольятти
Партия ПДП
Политика
Пресса о нас
Профсоюзы
Разлацкий А.Б.
Революция
Стачка
Стачком Самары

www.proletarism.org
А это первый сайт ПДП о забастовках и Революции. Политическая Партия Диктатуры Пролетариата. Программа ПДП. Новости и политика. Чат, форум, фото, почта. Знакомство с работами Разлацкого. Пролетаризм. Стачком Самары. Бесплатно объявления из России: Самара, Москва. Исаев. Пролетаризм. proletarism stachkom Газета
RussianEnglishFrench
SpanishGermanFinnish

Ваш E-mail:

Тип подписки:

Формат подписки:


Добавить новость
Добавить ссылку
Добавить файл
Skype Me™!
Мой статус


Революция: Жанаозен Казахстан

Революция

Как жены нефтяников пикетировали акимат
  • 14 Фев, 2012 at 12:49 PM  http://respublika-kaz.livejournal.com/2088836.html
Провокацию в Жанаозене с поджогами 16 декабря организовали чиновники, а не бастующие нефтяники. С этим заявлением вышла вчера к акимату жены и матери тех, кто задержан по подозрению в организации беспорядков.
Автор: Редакция

Несмотря на сильный мороз, женщины пикетировали акимат несколько часов подряд — до обеда. Со слезами на глазах, наперебой они рассказывали журналистам свои истории. У кого-то задержан сын, у кого-то муж, брат... Женщины уверены, что их близкие невиновны.

Во вчерашнем фоторепортаже мы рассказали, что пикет закончился для одних женщин встречей с новым акимом города Серикбаем Трумовым, а для Тамары Ергазевой - опросом в кабинете прокурора города.

Смотрите видео с пикета на YouTube:


Жанаозенцам нельзя давать интервью
Автор: Алла ЗЛОБИНА
13.02.2012  
Сегодня жены и матери, тех, кто задержан по подозрению в организации беспорядков в Жанаозене, несколько часов пикетировали городской акимат. Пикет закончился для одних встречей с новым акимом города Серикбаем Трумовым, а для Тамары Ергазевой - опросом в кабинете прокурора города.
Женщины собрались около акимата Жанаозеня к 10 утра.

- Уберите камеры, — сразу предупредили журналистов СОБРвцы, которые расспрашивали женщин о цели визита к горакимату.

Тут же оказались и блогеры с Уральска и Алматы. Они приехали, чтобы составить список тех, кто наиболее нуждается в материальной помощи.

Несмотря на сильный мороз, женщины пикетировали акимат до обеда. Со слезами на глазах, наперебой они рассказывали журналистам свои истории. У кого-то задержан сын, у кого-то муж, брат... Женщины уверены, что их близкие невиновны.

- Мы требуем, чтобы освободили заключенных: нефтяников и горожан, случайно оказавшихся под следствием, тех, кто был на площади 16 декабря, — сказала журналистам Тамара Ергазева. — Тогда вышли жители всего города. Второе требование — прекратить преследование бастующих, потому что в тот день провокацию с поджогами организовали чиновники, а не нефтяники и мирные жители.

Женщины объявили, что в конце февраля проведут митинг на центральной площади.

- Мы подали заявку, и будем ждать десять дней, — сообщили они журналистам.

Людей не разогнали, но приехавший начальник ГУВД Амангельды Досаханов посоветовал женщинам с журналистами не общаться.

- А с вами мы вообще разговаривать не будем и представляться тоже, — ответил на просьбу корреспондента «Республики» назвать свою должность Амангельды Досаханов.

Главный полицейский города отводил женщин в сторонку и внимательно выслушивал их рассказы.

- Если вы будете этим людям давать интервью, — махнул рукой в сторону корреспондентов «Республики», «СтанТВ» и блогеров Амангельды Досаханов, — вы вообще не дождетесь, что ваших мужей и сыновей выпустят.

Чуть позже аким города Серикбай Трумов принял женщин.

- Он попросил не устраивать пикетов, а вместо этого писать заявления на его имя, — рассказали они.

В это время Тамару Ергазеву пригласили на опрос к прокурору города Марату Тойжану: в прокуратуру женщина отнесла заявку на пикет. Заявку регистрировать там отказались, сославшись на то, что подавать ее нужно было раньше, но прокурора заинтересовало вышедшее в последнем номере газеты «Голос Республики» интервью с Тамарой. После возращения из прокуратуры она рассказала, что именно интересовало прокурора Жанаозеня.

- Тамара, кто вас опрашивал?

- Я сидела в кабинете прокурора Жанаозеня Марата Тойжанова. Там еще были члены какой-то комиссии, представитель финпола — он все записывал, и прокурор с Алматы. Он не представился.

- О чем вас спрашивали?

- Сначала о том, кто организатор пикета. Но нас никто не организовывал, мы, женщины, сами собрались. Но они настаивали: «Должен же кто-то вас организовывать!». Я опять ответила: никто нас не организовывал!

- О чем Вас спрашивали в связи интервью, которое вы дали газете «Голос Республики»?

- Представитель прокуратуры с Алматы мне сказал, что в интервью я утверждаю, что видела 300 трупов убитых. Я ответила: такого не может быть. Но он настаивал. Говорил, мы сейчас пригласим этого журналиста для очной ставки. У них была копия последнего номера газеты, но сначала мне ее посмотреть не давали. Потом я все-таки взяла эту копию, прочитала и возмутилась: «Вот же я не утверждаю точно! Вы хотите меня запутать, у вас не получилось. Я знаю немного законы». Он рассмеялся.

- О чем еще вас спрашивали?

- Что я знаю о пропавших людях. Я рассказала, что видела женщину в прокуратуре, которая подавала заявление о пропаже своего мужа. Потом спросили про поджоги юрт.

- О полицейских, которые их поджигали?

- Да, о том, кто поджигал, кого я видела. Я действительно ходила в тот день, 16 декабря, вокруг юрт и не я одна. Мы уговаривали ребят не поджигать юрты, говорили, что это грех большой, что юрта — это святое. Спрашивали, видела ли я в лицо полицейских, которые поджигали юрты, могу ли я их опознать? Ответила, что лично видела двух людей в полицейской форме, то как они поджигали последние две юрты, но лиц их не видела — они стояли спиной. Мне возразили, что там не две юрты было установлено, а больше. Я им ответила: к тому времени почти все юрты убрали и только две остались. Еще я им еще сообщила, что мне начали угрожать по телефону.

- Когда и кто вам угрожал?

- Вчера был анонимный звонок на мой сотовый телефон. Мужской голос сказал, чтобы я ходила осторожнее и вела себя тихо, иначе моему мужу будет плохо. Номер сразу исчез из сотового телефона (то, что на территории города чудесным образом появляются и исчезают номера на сотовых телефонах, могут подтвердить и журналисты, на сотке которых появились несколько неизвестных имен и даже даты звонков — авт.). Муж на днях мне тоже позвонил — ему дали сотку для этого звонка — он попросил, чтобы я вела себя потише...

- Что вам ответили на ваше заявление об угрозах?

- Ничего.

- А что вам сказали, когда закончился опрос?

- Сначала говорили, что закроют, так как я организатор пикета, потому что принесла заявку в прокуратуру и там моя подпись, и ответ будет на мое имя. Я ответила: «У вас нет основания». Говорили: то, что я рассказала в интервью о количестве погибших, может расценено как клевета, что это подсудное дело.

- Тамара, у Вас какое впечатление сложилось: работники прокуратуры заинтересовалась вашим интервью, потому, что оно может помочь следствию, или тон был другим?

- Мне показалось, что хотят припугнуть, чтобы я никому ничего не говорила. Прокурор из Алматы сказал, примерно, так: «Вы же тоже учились в Алматы, вы знаете, мы стараемся все честно делать». Я ответила, что и нашему прокурору не верю, и ему — тоже. Справедливость была только при Союзе, а сейчас — нет.

В это время как раз я написала смс о том, что меня задержали для опроса

— Как на это среагировали прокуроры?

- Сначала просили показать то, что я пишу. Я отказалась. Тогда они сказали: мы же все равно читаем все, что вы пишете по сотовым телефонам.

- То есть, получается, сотрудники правоохранительных органов признались, что нарушается право на тайну личной переписки, и сотовые телефоны в Жанаозене прослушиваются, как и просматривают все смс-сообщения?

- Да, так и сказал.

В Жанаозене людей расстреливали особыми пулями – они разрывали внутренности и были обработаны специальным веществом, заявляют родные пострадавших во время кровавых событий 16 декабря 2011 года...

Автор: Алла ЗЛОБИНА

Геолог-нефтяник Тамара Ергазева не может добиться медицинской помощи для своего раненого мужа Жанбыра, который сейчас находиться в СИЗО города Актау. Она опасается, что у него начнется гангрена: 44-летний Жанбыр находится под арестом почти месяц. Ему предъявлено обвинение по статье 241, часть 2, УК РК «Массовые беспорядки», которая предусматривает лишение свободы сроком от 3 до 8 лет. Женщина говорит, что практически все, кто был ранен 16—18 декабря в Жанаозене, оказались под этой статьей. В интервью «Голосу республики» Тамара рассказала, почему семьям раненых отказывают в денежной компенсации и какими пулями убивали жанаозенцев.

Как это было 16 декабря

- Тамара, давайте еще раз вспомним, что произошло 16 декабря 2011 года. Где Вы были, как все началось?

- 16 декабря с утра я была на работе, дети были дома, муж — на площади. Примерно в 11 часов я привезла им дрова для разжигания огня под казаном. Мы хотели приготовить праздничный плов, мясо, закипятить чай.

Там уже что-то начиналось, и затем все развивалось стремительно. Я увидела, как милиционер толкнул женщину, которая стояла между нефтяниками и оцеплением полицейских. Нефтяники в ответ толкнули полицейских. Тут же подъехал УАЗик ( на нем тоже привезли дрова для какой-то организации).

Начали толкать эту машину. Полицейские в сторону площади, а нефтяники — в сторону сцены: они хотели, чтобы машина стояла в стороне, а не в середине площади. Началась драка: полицейские начали убегать, нефтяники побежали в сторону сцены. Но до этого к площади подъехал автобус с людьми, одетыми в новые спецовки.

- Автобус припарковался рядом с площадью?

- Нет, в стороне. В 5-м микрорайоне, около дома №1. Они подбежали к сцене и начали ее крушить, только затем наши нефтяники подключились.

- Почему они не сдержались, был гнев?

- Конечно. Они за день предупреждали акима Жанаозена Сарбопеева, чтобы не ставили юрты в центр площади. Но он ответил примерно так: «Я сам знаю, что и где ставить». А хозяевам юрт он пообещал по два миллиона тенге, если с их юртами что-то случится.

- Об этом Вам рассказали сами хозяева юрт? Они могут это подтвердить?

- Да, и некоторые уже получили деньги. Мне об этом рассказали две женщины, которые получили деньги. Об этом говорили в городской прокуратуре люди, которые добивались там компенсации за сожженные юрты, магазины...

- А сколько всего юрт было на площади?

- Около двадцати. Нефтяники ходили и просили хозяев юрт, чтобы они быстрее уходили. Некоторые уехали: около 18 юрт было убрано. Потом две юрты подожгли люди в форме полицейских. Они, наверное, даже не заметили, что мы их видели — видели своими глазами, как они поджигали юрты.

- Кто был еще на площади — дети, горожане?..

- Площадь была забита. Когда полицейские начали стрелять, дети, горожане и нефтяники — все, кто стоял там или пришел на праздник, разбегались. Но еще вокруг площади стояло много зевак, они сначала наблюдали, чем все закончится.

- Стреляли по ногам?

- Как попало.

- Вы видели, чтобы кто-то снимал все, что происходило тогда?

- Снимал один из сотрудников ГУВД — от начала до конца. Он с ОПОНовцами стоял в стороне. Они прикрывались полицейских щитами. Хотя наши люди не были вооружены. Затем я увезла мужа в больницу на своей машине. За руль сел незнакомый мужчина.

- Пару недель назад сотрудники ГУВД Жанаозена демонстрировали местным журналистам целый арсенал оружия, которое якобы было изъято у организаторов беспорядков, — обрезы, пистолеты, бутылки с зажигательными смесями. Вы, как очевидец тех событий, можете подтвердить или опровергнуть: нефтяники были вооружены?

- Не было ни у кого оружия! Я не видела, чтобы хоть один нефтяник держал бутылку или обрез в руках. Когда начали стрелять, они брали то, что попало под руку: кто камни, кто палки от юрты, от столов железки. Они их держали перед собой для защиты, когда еще не поняли, что стреляют настоящими пулями. Камни бросали, но их, камней, на площади почти не было.

- Вы видели, что в тот момент делали те, кто приехал на автобусе?

- Они смешались с толпой. Мой муж в тот момент получил ранение в бедро. Он стоял около небольшого фонтана. Я увидела, как он падает, и с сыном Жасуланом подбежала к нему... На машине мы проскочили между домами. На площади стрельба продолжалась. В больнице мужа положили в коридор — там люди лежали на полу. Раненая девушка все время кричала: «Не стреляйте в ногу, не стреляйте...» Там были раненные в голову, даже в шею, у многих ранения в живот. Мужчины плакали, просили помочь... А чем мы могли им помочь?

Три этажа больницы — все было забито ранеными. Лежали взрослые мужчины и совсем мальчики — лет 15—16. Почти все — дети нефтяников, в этот день все пришли с родными, праздник же...

Стреляли разрывными пулями

- Тамара, какое ранение получил ваш муж и почему до сих пор ему не оказали необходимую медицинскую помощь?

- Сквозное ранение в области бедра, пуля задела кость. Вход пули маленький, но внутри пуля все разворотила. На выходе — огромная рана. Там вся ладонь Жанбыра помещается. Такими пулями стреляли, которые внутри крутятся, что ли... Их разрывными называют. Мы видели в больнице, что у многих низ живота пулями этими был разворочен, врачи сразу говорили: они не жильцы. Поэтому столько людей погибли от ранений.

Потом, когда у мужа началось нагноение раны, мы узнали, что у всех, кого ранили, такой же процесс: раны не заживали, а гнили. Даже легкие ранения. Эти пули были чем-то обработаны, каким-то ядовитым веществом. Мы вернулись домой, кровь Жанбыра не останавливалась — текла, как струя.

Вечером я его заставила поехать в больницу. Когда мы ехали мимо магазина «Сулпак», видели, как человек, одетый в полицейскую форму, запускал в здание подростков. Он кричал: «Эй, давайте, проходите, берите все...» Он раскрыл дверь нараспашку. Лица его я не видела.

- Он звал прохожих?

- Молодежь мимо проходила по тротуару, они переглянулись и пошли туда. Мы дальше уехали. Охранник он или полицейский, не знаю, но он был в форме, мужчина лет тридцати. Мы доехали до больницы, там ему зашили рану и там мы услышали, что тех, кто обращается в больницу, всех забирают. Мы вернулись домой, я сама обрабатывала мужу рану спиртом. Потом началось нагноение.

26 декабря опять обратились к врачу. Он сказал: обязательно делать перевязку каждый день. В это время нас вызывали в прокуратуру, ГУВД, КНБ. Вызывали в 10 утра, а выпускали в 23.00. Жанбыр оттуда приходил с кровотечениями.

- За что арестовали Вашего мужа?

- Его задержали 16 января. Мы шли с перевязки, нас остановили люди, представились сотрудниками КНБ (потом я выяснила, что это были сотрудники ГУВД). Забрали обманом. Я им сказала: «Без повестки не пущу мужа». Они ответили: «Там выпишем».

Я потом спросила, за что посадили моего мужа. Один полицейский мне ответил: «За то, что он стоял на площади, и за то, что получил ранения». Я его опять спросила: «Может, он сам в себя стрелял?» Он ответил: «Да».

Сейчас мужа отправили в СИЗО Актау. Там его только раз показали врачу. В понедельник у меня было первое свидание с ним. Он говорит, что рана болит, не заживает. Врачи сказали: нужно срочно делать операцию. Я опасаюсь, что у него начнется гангрена.

Многие раненые вообще не обращались к врачам. Они боятся арестов. Когда мы с женщинами пришли в прокуратуру, один из сотрудников сказал нам шепотом: «Все 99 человек, которые есть в первом списке раненых, будут арестованы и будут под следствием, потом примутся за нефтяников. К нам пришел приказ задерживать всех, кто был на площади и участвовал в забастовке».

Там наши женщины видели людей, которые 16 декабря на площади ходили в новых спецовках. Они были в штатском и спокойно ходили по кабинетам прокуратуры. Еще одного видели в ГУВД.

Назарбаев прошел мимо

- Говорят, что сейчас в Жанаозене составляются списки погибших...

- Ребята составляют, но они никому не доверяют. У них есть свои информаторы.

- Тамара, сколько, по Вашему мнению, людей погибло в тот день?

- Я не могу сказать точно. Около 300 человек есть, потому что мы слышим, на поминках рассказывают, что на кладбище находили закопанные трупы избитых людей.

- Говорят, что много людей пропали без вести, это правда?

- Да, многих не могут найти до сих пор.

- Они обращаются с заявлениями в правоохранительные органы?

- Я знаю одну женщину, которая писала в прокуратуру Жанаозена, что с 16 декабря не может найти мужа. Ей до сих пор говорят: «Ищем». Но люди не молчат, ищут, спрашивают у всех.

- Компенсацию Вы получили?

- Нет, почти никто не получил. В акимате девушки нам сказали, что пока из ГУВД не будет разрешения, что раненый родственник «чистый», то есть не под следствием и не задержан, никакой компенсации не будет.

- То есть Вам официально сказали: те, кто сейчас задержан, денежную компенсацию не получат?

- Да, так нам объяснили в акимате. Еще мне сообщили, что следователь, который ведет дело моего мужа, нашел человека, который в суде подтвердит, что на него напал Жамбыр и тот получил телесные повреждения. Но Жанбыр никого не бил! Он был ранен почти сразу.

- Сейчас обвиняют оппозиционные партии в том, что они содействовали тому, чтобы Вы противостояли власти и продолжали забастовку. Это правда?

- Нет, все это ложь. Они когда приезжали, наши люди с ними даже говорить не стали. Сразу сказали: у нас трудовой спор. Они просто разговаривали с нами, спрашивали, кто чем помогает и т.п. Они вообще к этому отношения не имею. Они ничего здесь не организовывали. Это вам любой скажет.

Почему не сажают тех, кто стрелял в людей? Почему сажают наших мужей, детей? Ведь стреляли не только16 декабря, но и в следующие дни — 17—18 декабря. Когда президент приезжал сюда, в Жанаозен, около 30 женщин собрались у кинотеатра «Жалым», где он проводил встречу. Одна женщина подняла на руках своего 4-летнего сына и крикнула: «Вот, посмотри, я хочу показать своего сына, у него пуля! Я его взяла из больницы, чтобы показать!»

Не знаю, слышал Назарбаев или нет, там все женщины кричали ему: «Почему в нас стреляли?!!!» Он прошел мимо сквозь этот ряд и у входа только одного пожилого нефтяника взял за руку и повел внутрь. Потом мы этого старика найти не могли.

Он появился, только когда Умирзак Шукеев приехал. Тот человек сказал: «Я боялся. Когда я все рассказал президенту, мне потом в спину шипели, пугали. А Айткулов (первый заместитель бывшего акима Мангистауской области) говорил: «Тебе покажут потом». И он так Шукееву и сказал: «Меня пугали, мне угрожали, но я все равно пришел еще раз вам в лицо все сказать!» Ведь никто с нами не хотел разговаривать все это время. Почему мы должны бояться?

- Почему решили не молчать?

- Я, как и все, боюсь за жизнь своих детей, за жизнь мужа, за свою жизнь. Но все кипит внутри. Потому что мы все увидели страшную несправедливость. Мы перестали верить. Что теперь думают наши дети? Ведь в каждой семье обсуждают все, что происходит здесь, и это скрыть нельзя. Какие уроки они вынесут из всего этого? Что прав тот, кто сильнее, у кого есть в руках оружие? Если рука поднялась на стариков, если не пожалели детей... Расстреляли не просто людей, расстреляли наше будущее. Мы не знаем, что нас дальше ждет.

ОТ РЕДАКЦИИ: Кстати, Тамара рассказала: «У нас сейчас весь народ в Жанаозене шумит о том, что сотрудники ГУВД кому-то говорили: на допросе подростки из нашего детского дома признались, что якобы перед 16 декабря Ешманов (руководитель жанаозенского филиала «Озенмунайгаз») и Айткулов (первый зам бывшего акима Мангистауской области) заплатили им за погромы зданий акимата и офиса компании по 20 тысяч тенге. Правда это или нет, не знаю, но весь город об этом говорит». Информация в Жанаозене передается от одного к другому — город небольшой, и скрыть что-либо невозможно в принципе.

Источник: Газета "Голос Республики" №5 (227) от 10 февраля 2012 года
Раненый житель Жанаозена из СИЗО поступил в больницу


Разместил: viktor [16/02/2012]

 
· Больше про Революция
· Новость от viktor


Самая читаемая статья: Революция:
Октябрьское вооружённое восстание 7 ноября 1917 года


Средняя оценка: 0
Ответов: 0

Пожалуйста, проголосуйте за эту статью:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо



 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу


Связанные темы

Забастовки


Архив статей  ::  Добавить новость ::  Контакт с автором ::  Рекомендовать Нас

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke по-русски
Главная | Содержание | Форум партии ПДП | Поиск | Файлы | Ссылки | Написать нам | Чат | Гостевая книга | RSS |


Штаб революции в интернете: http://proletarism.ru | http://proletarism.org | http://stachkom.org|
Для писем: 443074, Россия, город Самара, улица Мориса Тореза, дом 71, кв.77. Котельников Виктор Алексеевич.
Сот.тел. Штаба революции: +79608326083 - Григорий Исаев - лидер партии ПДП. isaev43@mail.ru Skype: Isaev-samara
E-mail Штаба революции: proletarism@mail.ru

ICQ 99936914 | ICQ 36931513 | ICQ # 221592473 ICQ # 585331359

Webmaster: Сот.тел: +79277373744, 13-13@mail.ru. Skype: proletarism

Продвижение сайта
рублей Яндекс.Деньгами
на счёт 4100192966440 (proletarism.ru)

PHP-Nuke
Открытие страницы: 0.30 секунды
The Russian localization - project proletarism.ru